Коннозаводство: От «живых» студбуков к студбукам современным

Коннозаводство: От «живых» студбуков к студбукам современным

Ахалтекинская чистокровная порода лошадей была, вероятно, первой породой мира, в селекции которой начал применяться учет происхождения племенных животных. Уже в древней Парфии, по свидетельству Плиния-старшего, в разведение допускались лишь лошади известного происхождения, к тому же хорошо проявившие себя в скачках. 

 

Содержание лошади в Туркмении всегда стоило очень дорого (в пустыне никакая порода не выживет на подножном корме),поэтому текинское подворное коневодство не знало табунов, самый богатый текинец имел не более 4-5 кобыл. Но, с другой стороны, от качества боевого коня зависело благосостояние и даже жизнь его хозяина, отсюда и то большое внимание, которое уделяли туркмены-теке своим лошадям, в том числе и их происхождению. Каждый коневод прекрасно знал родословную своих лошадей, а происхождение лучших скакунов и производителей знала вся Туркмения.

 

Кобыла – это сосуд.

В отличие от арабов, туркмены особое значение придавали женской стороне родословной. Кобыла – это сосуд: что в него положишь, то и возьмешь – так считали туркменские коневоды. Ни при каких обстоятельствах чистокровная текинская кобыла не должна была быть покрыта жеребцом другой породы, в противном случае ее будущий приплод на несколько лет не считался более чистокровным.

 

На случку за сотни верст.

Отличительным признаком туркменского текинского коневодства было широчайшее использование зарекомендовавших хорошим качеством потомства производителей.    К таким производителям кобыл вели  за сотни верст, некоторые из них (такие как Бек Назар Дор) покрывали за сезон до сотни маток. Их кровью дорожили, частым приемом в туркменском коневодстве был инбридинг на выдающихся жеребцов, в том числе и близкий.

 

Живые студбуки

Племенных записей в современном понимании у туркмен не было, родословная могла передаваться только устно. Но в то же время в практике текинского коневодства всегда были люди, пользовавшиеся авторитетом и доверием, которые особенно хорошо знали генеалогию породистых лошадей. По образному выражению одного из современников, это были настоящие живые студбуки.

 

Чистая восточная кровь.

Но первые ахалтекинские чистокровные лошади в студбуках не устных, а записанных и изданных, появились впервые далеко за пределами своей родины – в России, Англии и Германии. В России особенно часты записи об использовании туркменских жеребцов в племенных книгах Хренового и Стрельцовки, а также Беловодских конных заводов – Деркульского, Лимаревского и Новоалександровского. В конных заводах Англии, Германии и других европейских государств роль туркменской породы довольно трудно отделить от роли арабской и берберийской пород. Все эти породы рассматривались в Европе как представители чистой восточной крови. В Германии такие лошади отмечались значком «ox» и назывались «orientalische Vollblut» – восточными чистокровными. Именно так назван в тракененских племенных книгах не только знаменитый Туркмен-Атти, но и купленный после пятигорской выставки 1912 года Бурхардом фон Эттингеном Джейран. Выведенный в Англию в конце XIX века текинский Мерв также был записан в существовавший в то время восточный отдел General Studbook вместе с другими восточными, в основном арабскими, лошадьми.

 

Свидетельства Мазана.

На родине породы в Туркмении основа для будущей племенной книги стала закладываться после создания в 1897 году Закаспийской земской случной конюшни, особенно благодаря трудам возглавившего ее в 1898 году Григория Андреевича Мазана. Тщательно изучив генеалогию породы, Григорий Мазан приобрел для конюшни выдающихся ахалтекинских производителей, лучшим из которых был золотисто-буланый Бойноу 1885 г.р., к которому по прямой мужской линии восходят свыше 70% всех современных ахалтекинских лошадей всего мира. На каждую покрытую жеребцом конюшни кобылу Г.А.Мазан выдавал свидетельство, следил за дальнейшей судьбой полученных жеребят, записывал происхождение лошадей, участвовавших в выставках и скачках. Он прекрасно понимал необходимость создания племенной книги ахалтекинских чистокровных лошадей и неоджнократно ставил этот вопрос перед государственным коннозаводством. И если бы не революция и последовавшая за ней безвременная смерть этого выдающегося деятеля отечественного ахалтекинского коневодства, несомненно, эта задача была бы им решена.

 

Перепись ахалтекинского «населения» и народный конный завод.

Новый шанс в деле создания племенной книги порода получила после начатого в 1926 году по заказу Академии наук полного обследования ахалтекинской лошади. Комиссия в составе Неелова, Богушевского и Горелова попыталась зарегистрировать всех ахалтекинских лошадей и записать их происхождение. Эта кропотливая работа длилась почти год и, несмотря на все трудности, была успешно завершена. Итоги этой экспедиции были подведены в книге К.И.Горелова «Ахалтекинское коневодство Туркменской ССР», изданной в 1927 году. Судя по результатам исследования, ахалтекинская порода сохранилась, несмотря на войны и революцию, гораздо лучше многих других пород лошадей бывшей Российской империи. Это произошло главным образом потому, что в зоне ахалтекинского оазиса сохранился поддержанный в свое время трудами Г.А.Мазана настоящий народный конный завод, состоявший из множества небольших хозяйств текинских коневодов-энтузиастов. Именно благодаря продукции этого народного конного завода, сотням выведенных ахалтекинских жеребцов и кобыл, началось восстановление верхового коневодства всей большой страны, особенно на Дону, Северном Кавказе, Урале и Казахстане. Сильнейший удар по деятельности ахалтекинского коневодства в Туркмении был нанесен в результате преступно проведенной коллективизации. Народный конный завод был практически уничтожен, многие лошади были уведены в Иран и в Афганистан, многие утеряли свое происхождение. Ущерб удалось частично компенсировать лишь за счет создания колхозных племенных ферм, восстановления Ашхабадского и создания Джамбулского конных заводов.

 

Книга номер III Активная работа по созданию полноценной племенной книги получила новый импульс в 1934 году с приездом в Туркменистан Михаила Ивановича Белоногова. Основываясь на трудах Мазана, Неелова, Богушевского, Горелова и других зоотехников, а также туркменских коневодов, М.И.Белоногов завершил процесс формирования полноценной племенной книги. Она была наконец издана в 1941 году под номером III в составе племенных книг среднеазиатских пород лошадей. Эта нумерация сохранилась и в дальнейшем, хотя впредь ахалтекинские племенные книги издавались без связи с другими породами. Под руководством М.И.Белоногова были изданы еще два тома племкниги – IV и V. Резюмируя итоги работы М.И.Белоногова по ведению племенной книги, следует сказать, что сделать ему удалось очень многое. Несмотря на свой, подчас очень своеобразный, вкус и любовь к лошадям, на наш взгляд, очень простым и нетипичным, Белоногов сумел отстоять принцип чистопородности в селекции, хотя сделать это было не всегда просто, особенно в послевоенный период.

 

Работа ВНИИ коневодства

М.И.Белоногов умер в 1973 году. После его смерти директор ВНИИ коневодства профессор Ю.Н.Барминцев предложил передать функции ведения ахалтекинской племенной книги своему институту. Предложение было принято, тем более, что никто другой на это не претендовал. Возглавила работу по ведению племенной книги Т.Н.Рябова, работавшая ранее с чистокровной английской породой. Достаточно быстро Т.Н.Рябова сумела разобраться в ситуации с до сих пор ей совсем незнакомой породой. Думаю, это было бы невозможно без помощи опытных специалистов, таких как В.П.Шамборант и М.Д.Черкезова. Без помощи последней в Туркмении сделать что-нибудь было вообще маловероятно. Но надо отдать должное и возникшему интересу Рябовой к порученному делу, а также ее достаточно быстро сформировавшейся четкой приверженности к чистокровному разведению, хотя в том же институте коневодства было достаточно советов принять во внимание малочисленность породы и допустить в нее не совсем чистый материал. Работу, проведенную ВНИИ коневодства на самом деле трудно переоценить, происхождение всех лошадей было тщательно перепроверено, все лошади, родословная которых вызывала малейшее сомнение, были из породы удалены (хотя, на мой взгляд, с ними же ушли из породы и некоторые ценные чистокровные животные). С помощью лаборатории иммуногенетики была налажена 100% проверка происхождения лошадей по белкам и группам крови. За время работы с породой института коневодства было издано пять томов племенной книги, начат выпуск книги учета полукровных ахалтекинских лошадей, регулярно издавались справки по породе, регистры молодняка и другая литература. Можно с уверенностью сказать, что в советский период ВНИИК смог наладить образцовое ведение племенного учета в ахалтекинской породе и тем самым способствовал популяризации породы в стране и за ее пределами.

 

Новые реалии. В связи с распадом Советского Союза ахалтекинская чистокровная порода попала в совершенно новые реалии. Порода, в прошлом на 99% сосредоточенная в рамках одного государства, оказалась разделена в основном между Туркменией, Россией и Казахстаном. Кроме того, возросшая популярность ахалтекинской чистокровной лошади за границей (бывшего Советского Союза) значительно раздвинула географию ее распространения. Первоначально ВНИИ коневодства продолжал вести единую племенную книгу для всей породы. Но вскоре о своем желании издавать собственный студбук заявил Туркменистан, а вслед за ним и некоторые другие страны. Одной из главных причин, побуждающих коневодов «новых ахалтекинских стран» создавать «свои» племенные книги, является невозможность активного участия коннозаводчиков в жизни нынешней племенной книги. И действительно, все последние решения по ведению ахалтекинской племенной книги, по вопросам применения искусственного осеменения и трансплантации эмбрионов, новая инструкция по бонитировке – все это принято даже без формального обсуждения с коннозаводчиками, хотя бы на советах по породе, как в советское время. А ведь от большинства этих решений зависит экономика коннозаводства и даже само существование многих хозяйств. В принципе в самом процессе появления национальных племенных книг нет ничего необычного. Проблема заключается в том, что до сих пор не существует ни одной международной организации, объединяющей ахалтекинских коневодов разных стран и регулирующей работу национальных племенных книг, организации демократически управляемой, с четким, прозрачным, понятным уставом, организации, подобной WAHO в арабском коневодстве. Созданная  в 90-е годы Международная ассоциация ахалтекинского коннозаводства (МААК) так и не начала по-настоящему работать и тихо закончила свое существование. И времени на создание организации новой и жизнеспособной остается не так много. В противном случае небольшая, в общем-то, до сих пор, порода может распасться на ряд еще более мелких компонентов, ведомых к тому же недружественными племенными книгами, не признающими одна другую. Подобного раскола допустить нельзя. Опыт работы предыдущих поколений коневодов, сохранивших единой древнейшую в мире чистокровную ахалтекинскую породу, накладывает на нас дополнительные обязательства.  ЗМ |

 

Автор: Александр Климук

Источник: http://www.goldmustang.ru/magazine/konevodstvo/485.html - © 2014 goldmustang.ru

Фото: Виктория Макарова