Известные люди: Шамборант В.П. Ангел-хранитель ахалтекинских лошадей

Известные люди: Шамборант В.П. Ангел-хранитель ахалтекинских лошадей

«Честь имени Шамборан превыше всего» – девиз французского аристократического рода де Шамборан, к которому принадлежит и великий советский селекционер, «ангел-хранитель» ахалтекинской породы Владимир Петрович Шамборант.

 

От французского аристократизма в туркменские степи

Родился Владимир Петрович в Москве 17 сентября 1909 года. Его отец, граф Петр Владимирович Шамборант, служил офицером в драгунском полку, а мать была одной из сестер милосердия «Красного креста». Маленький Володя рос в окружении многочисленных родственников  (только у отца было восемь сестер и брат). Родители для него всегда были самыми близкими людьми, маму он считал почти святым человеком, а фотографию отца, сделанную на фронте, всегда носил с собой. Издревле почти все Шамборанты были связаны с лошадьми, во Франции даже есть Шамборанский гусарский полк, созданный в 1761 году, существует он и в настоящее время.  После революции граф Петр Владимирович принял новую власть и во время Гражданской войны воевал на стороне Красной армии. Тем самым ему удалось сохранить жизнь себе и своим детям. Правда, уже через двадцать лет новая волна преследований все-таки накрыла Петра Владимировича, в 1937 году он был репрессирован, и о дальнейшей его судьбе ничего не известно. 

В детстве для Владимира Шамборанта лошади были   привычны в силу кавалерийской специальности отца, однако первая его встреча с представителем ахалтекинской породы произошла в 1923 году на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве, где был представлен знаменитый жеребец Меле Куш от Бойноу. Воображение поразили плавные линии, грация и аристо- кратизм этой лошади. Но горячая привязанность и желание заниматься именно этой породой возникли после блестящего участия текинцев в пробеге Ашхабад – Москва в 1935 году. Студентом Московского зоотехнического института коневодства (МЗИК) в середине 1930-х годов В.П. Шамборант уехал на практику в Ашхабадский конный завод (впоследствии переименованный в к/з «Комсомол»), на родину прекрасных аргамаков. Преподавателем МЗИКа в то время, когда в нем учился Шамборант, был один из величайших ученых-иппологов В.О. Витт, который, как известно, первым высказал идею о чистопородности ахалтекинских лошадей, называя их «последними каплями того источника чистой крови, который создал все верховое коннозаводство мира». Такие же взгляды исповедывал и его ученик Владимир Шамборант, который считал ахалтекинцев «чистокровными из чистокровных». Но планам работать с этой породой тогда еще не суждено было сбыться. В 1941 году В.П. Шамборант, проработав тогда уже два года в Тимирязевской академии, ушел на фронт (он служил в знаменитом кавалерийском корпусе генерала Доватора). Правда, воевать ему пришлось недолго. Зимой 1941 года разведэскадрон, в котором служил Владимир Петрович, угодил в засаду, немецкая пуля попала ему в ногу и раздробила коленную чашечку. Хромая всю оставшуюся жизнь, он с болью в сердце вспоминал не «пулю-дуру», сделавшую его инвалидом, а нетающие хлопья снега на глазах убитой лошади.  

 

С головой в работу

В 1946 году Владимир Петрович уехал работать начконом в Ашхабад в конный завод. Мечта воссоздать утрированный тип выносливого, резвого, боевого туркменского коня начала осуществляться. К тому времени ахалтекинское коннозаводство сделало огромный шаг назад. Большое количество лошадей этой породы были со значительной примесью английской крови. Вопреки не- доверию и недовольству многих, В.П.Шамборант, первым делом очистил весь племенной состав от кровленных лошадей. Приобрел новых маток и жеребцов. И уже первые полученные им жеребята были удивительно типичны и показывали хорошие скаковые качества. Сомнения в правильности его действий были развеяны.

Работа по возрождению типичного ахалтекинца, имеющего низкие свободные движения, шла полным ходом. Даже сильнейшее землетрясение 1948 года, которое практически стерло с лица земли Ашхабад, не смогло остановить ее. Откапывая корма из-под завалов конюшни, Владимир Петрович продолжал свою селекционную деятельность. И на следующий год получил прекрасного гнедого жеребца Гелишикли (Факир Сулу – Гезель), который в 1964 году был признан Чемпионом породы и стал родоначальником популярной и успешной линии.

Но беда пришла оттуда, откуда ее никто не ждал. Наступила страшная для всего отечественного коневодства «хрущевская оттепель». Советское правительство постановило, что лошади стране не нужны. Их начали целыми табунами сдавать на мясо. Закрывались конные заводы. Коснулось это и к/з «Комсомол». Должность начкона упразднили, и В.П. Шамборант был вынужден уехать из Туркмении.

Начался один из тяжелейших периодов его жизни. Казалось, что ахалтекинская лошадь потеряна для него навсегда! Но тут произошло маленькое чудо. В 1956 году Н.С. Хрущев подарил английской королеве двух лошадей, одна из которых вызвала восторг у всей Англии. Это был нарядный, отливающий золотом ахалтекинский жеребец Мелекуш (Меллек – Каракеик) 1952 г.р. Благодаря ему и стараниям неравнодушных людей в этом же году было принято постановление о разведении ахалтекинских лошадей на базе Терского конного завода. Начконом открывающегося ахалтекинского отделения назначили Владимира Петровича, который работал в то время на Одесском ипподроме. Это положило начало всему ахалтекинскому коннозаводству в России.

Окрыленный этим решением Владимир Петрович отправился в Туркмению, где без устали ездил по самым отдаленным совхозам, выискивал те крохи, которые остались от ценнейших представителей ахалтекинской породы. Он обладал невероятным чутьем на хороших лошадей. Мог увидеть в кажущейся неказистой кляче огромный потенциал. Так он распознал большую племенную ценность в хромой, непримечательной кобыле, которая была под седлом табунщика. В дальнейшем эта кобыла по кличке Овган (Лачин – Сильфа),1952 г.р., стала одной из лучших маток Терского конного завода и родоначальницей семейства.

В.П. Шамборант обладал также способностью видеть и заложенные спортивные данные, которые не видели другие. Один из таких случаев произошел в 1960 году. У ахалтекинской кобылы Пейдачи родился слабенький жеребенок. Он плохо рос, часто болел. Руководство неоднократно требовало его выбраковки. Регулярно получая выговоры за отказ, Владимир Петрович продолжал растить и тренировать сына Факир-Пельвана. Когда жеребцу было три года, в конный завод приехал выбирать лошадей для конноспортивной школы «Авангард» ее тренер и спортсмен В.Н. Лисицын. В.П. Шамборант буквально уговорил его взять этого жеребца, которого звали Пентели. Эта кличка через несколько лет гремела на весь Советский Союз. Трудно представить, что такого выдающегося конкурного бойца, как Пентели, в детстве могли выбраковать.

Все это будет потом, а пока Владимир Петрович с отобранными ахалтекинскими лошадьми приехал в Терский конный завод. Собранных ахалтекинцев оказалось немного, всего 53 головы: 30 маток, 20 голов молодняка и 3 жеребца-производителя: несравненный Гелишикли, Таймаз и Факир-Пельван. Началась тяжелая работа по возрождению ахалтекинца, сильного и выносливого, с выдающейся работоспособностью и глубокими низкими движениями.    

 

В.П. ШАМБОРАНТ и ФАКИР-СУЛУ  (Случай – Фирюза) 1935 г.р.  

 

 

Талантливый человек талантлив во всем!

В ведении Владимира Петро­вича в Терском конном заводе было не только ахалтекинское, но и арабское отделение. В.П. Шамборант к любой работе подходил ответственно, не любил людей, которые бросают незаконченные дела. Поэтому, занимаясь арабскими лошадьми, он тоже вкладывал в них свою душу. Под его началом были получены такие знаменитые арабские лошади, как выдающийся производитель Набег, непревзойденная рекордистка Прихоть, трижды венчанный Старт, рекордист Спорт и многие другие. Достигая таких потрясающих результатов в селекции, он не стоял на месте, все время двигался вперед, создавал что-то новаторское и применял на практике. Например, при разработке новой системы тренинга скаковых ахалтекинских лошадей он подробно изучил статьи и практические советы по подготовке не только скаковых лошадей, но и спортсменов-легкоатлетов, многое позаимствовал у тренеров рысаков. В.П. Шамборант создал совершенно новую систему подготовки ахалтекинцев к скачкам, в которую входили напрыгивание и обучение простым элементам высшей школы верховой езды. Он считал, что у представителей этой породы есть природные задатки к выездке и конкуру.   

 

Казанова со скверным характером

Каждый вечер В.П. Шамборант подводил итоги прожитого дня, составлял план на следующий. Очень педантично он следил за порядком, как дома, так и в работе, документах и делах. 

Нельзя сказать, что Шамборант отличался приятным характером. Он не признавал чьей-либо точки зрения, кроме своей, ставил перед людьми зачастую невыполнимые задачи. Отдавая всего себя работе, он требовал этого и от окружающих Но в то же время это был человек удивительной харизмы, с неиссякаемым запасом энергии и огромным оптимизмом, которыми заражал всех вокруг. 

Хербер Блатт, немецкий коннозаводчик, лично знавший В.П. Шамборанта, так отзывался о нем: «Это был великий Человек, большой любитель красивых лошадей, красивых женщин и хорошей еды». Владимир Петрович за всю свою жизнь не обзавелся семьей и детьми, но в его жизни, помимо лошадей, была и огромная любовь к женщинам, к двум Екатеринам. Что характерно, обе до встречи с Шамборантом уже имели семьи, но, познакомившись с ним, бросили своих мужей. 

Первая Екатерина была утонченной, нежной и воздушной, но, когда В.П. Шамборант переехал в Ашхабад, она, не задумываясь, последовала за ним и во время трудных испытаний в Туркмении была его надежной опорой и поддержкой. Однако бытовые лишения все-таки заставили ее оставить Владимира Шамборанта. Вторая же Екатерина восхищала его своей энергией, самоотверженностью и целеустремленностью. Когда эта женщина ушла от своего прежнего мужа, которого звали Борис, тот не выдержал такого удара судьбы и покончил с собой. Несмотря на столь драматичное начало этого романа, Екатерина тоже не смогла надолго остаться с Шамборантом и впоследствии уехала от него в Москву, к своим взрослым детям от первого брака.    

 

Могила В.П.Шамборанта  

 

 

Последнее пристанище 

В 1971 году в Терском заводе закрыли ахалтекинское отделение, и 62-летний Владимир Петрович вынужден был искать новый дом для своих любимцев. Объездив весь Кавказ, выбрал место на берегу Каспийского моря в Дагестане. Первое время было очень тяжело. Не было своих кормов, не хватало квалифицированных кадров и рабочих рук. Но все эти трудности не сломили Шамборанта. Практически на пустом месте он создал конный завод «Дагестанский», в котором стал работать начконом. Все это время он продолжал селекционную деятельность с ахалтекинской породой, результатами которой стали такие лошади, как Дагестан, Дербент, Ясман, Адат, Анчар и многие другие.

В конце 1980-х годов Владимир Петрович ушел на пенсию, но любимую породу не бросил. Он выкупил прекрасного золотисто-буланого жеребца Ясмана 1983 г.р. от Гарема и Ясмы. Это был один из лучших представителей породы, высокий, с хорошо развитой мускулатурой, как раз тот самый утрированный тип боевого туркменского коня, к которому так стремился В.П. Шамборант.  

 

Возвращение к корням

Всю свою жизнь Владимир Петрович мечтал найти своих родственников, разбросанных революцией и войнами. И лошади помогли ему в этом. В конце 1993 года президент Туркменистана Сапармурад Ниязов во время встречи с французским президентом Франсуа Миттераном подарил ему ахалтекинского жеребца Генджима (об этой скандальной истории подробнее читайте в ЗМ №5(129)). По французскому телевидению показали фильм, посвященный ахалтекинскому коннозаводству, одним из героев которого был выдающийся российский селекционер-зоотехник В.П. Шамборант. Случилось так, что этот фильм увидела его дальняя родственница. Спустя некоторое время в квартире Шамборанта раздался ночной телефонный звонок. Из трубки женский голос с характерным французским акцентом спросил: «Вы случайно не сын графа Шамборанта Петра Владимировича?» Удивленный Владимир Петрович ответил утвердительно. «А я Надин, внучка вашей тети Юлии из Парижа». И в этом же году 85-летний граф (де) Шамборант впервые побывал на своей исторической родине, где Шамборанский гусарский полк встречал его салютом. Вернувшись в Россию, он переписывался со своими заграничными родственниками, понимая французский, но, не умея ни читать, ни писать на нем. Владимир Петрович два раза в неделю занимался изучением языка с преподавателем.

В 86 лет В.П. Шамборант строил планы на будущее, хотел еще раз посетить Францию. Но этому не суждено было сбыться. 9 мая 1996 года после непродолжительной болезни он умер.  

При жизни В.П. Шамборанта двери квартиры всегда были открыты для гостей. Часто здесь, за хорошо накрытым столом, собирались его ученики. Обладая даром прекрасного рассказчика, Владимир Петрович старался передать все свои знания молодому поколению конников. Сегодня дело Шамборанта живет в трудах его учеников, таких как Александр Климук, Леонид Бабаев, Айшат Алиева, братья Джапаровы, Шарип Галимов и многие другие. Собственно, все сегодняшнее ахалтекинское коннозаводство существует и развивается благодаря тому богатейшему наследию, которое оставил великий человек, по истине ангел-хранитель ахалтекинской породы Владимир Петрович Шамборант.    

 

 

Автор: Ксения БАГРИЙ

Источник: http://www.goldmustang.ru/magazine/heroes/people/1898.html - © 2014 goldmustang.ru